Антон "Ehidna Mau" Охотников (ehidna_mau) wrote,
Антон "Ehidna Mau" Охотников
ehidna_mau

Ещё один сон в летнюю ночь

И вроде текст читал не один раз, да и спектакль уже видел, но... Но всё равно каждый раз можно испытывать радость, как  от встречи со старыми друзьями. И пусть частично сменился состав, пусть есть отличия в мелких деталях, это не важно. Важно, что на сцене снова творится магия, настоящая магия театра. Ну и Роман Богданов это лучший Пэк всех времён и народов, это понятно и без моего комментария.



На это раз я у меня нет настроения писать подробный обзор. Должно же, в конце концов, хоть что-то в моей душе оставаться для внутреннего пользования? Поэтому давайте сделаем так, друзья мои - я просто оставлю здесь небольшую подборку фотографий, а вы, если будет возможность и настроение, то дайте мне знать, и я сделаю вам приглашения. Договорились?




А если выбор всем хорош, - война,
Болезнь иль смерть всегда грозят любви
И делают ее, как звук, мгновенной,
Как тень, летучей и, как сон, короткой.
Так молния, блеснув во мраке ночи,
Разверзнет гневно небеса и землю,
И раньше, чем воскликнем мы: "Смотри!" -
Ее уже поглотит бездна мрака -
Все яркое так быстро исчезает.




Любовь способна низкое прощать
И в доблести пороки превращать
И не глазами - сердцем выбирает:
За то ее слепой изображают.
Ей с здравым смыслом примириться трудно.
Без глаз - и крылья: символ безрассудной
Поспешности!.. Ее зовут - дитя;
Ведь обмануть легко ее шутя.
И как в игре божатся мальчуганы,
Так ей легки и нипочем обманы.




О стыд! О ад! Откуда эта злоба?
Терзать меня вы сговорились оба.
Будь вам учтивость не совсем чужда,
Вы б так не поступили никогда.
Мужчинами не будь вы только с виду,
Вы б женщине не нанесли обиду.
Довольно, что не терпите меня;
Но, издевательства соединя,
Хвалить меня и клясться так бесчестно,
Когда мне ваша ненависть известна!
Соперники вы были в страсти к ней, -
Соперники теперь - в беде моей.
О рыцарство, о подвиг благородный!
Чтоб вызвать слезы скорби безысходной
У бедной девы шуткою холодной,
Насмешкою! О, как вы недобры!
Шутить над беззащитной - для игры!




Что? Кукла я? Ах, вот твоя игра!
Так ты наш рост сравнила перед ним
И похвалялась вышиной своей,
Своей фигурой, длинною фигурой...
Высоким ростом ты его пленила
И выросла во мнении его
Лишь потому, что ростом я мала?
Как, я мала, раскрашенная жердь?
Как, я мала? Не так уж я мала,
Чтоб не достать де глаз твоих ногтями!




Не торопись: наш срок ведь все короче.
Быстрей летят драконы черной ночи,
Взошла звезда Авроры в небесах;
Ее завидев, духи впопыхах
Спешат домой скорее на кладбище,
А грешники, чье вечное жилище -
Дорог распутье иль речное дно,
Вернулись в мрачный свой приют давно;
Чтоб ясный день не видел их стыда,
Они сдружились с ночью навсегда.




Спите, спите сладким сном.
Я тайком своим цветком
Исцелю тебя, влюбленный.
Пробудись, в нее вглядись,
Прежним счастьем упоенный.
Пусть пословица на вас
Оправдается сейчас:
Всяк сверчок знай свой шесток,
Всякий будь с своею милой,
Всяк ездок - с своей кобылой,
А конец - всему венец.




Когда будет моя реплика, вы меня только кликните - и я тут как тут.
Следующая моя реплика: "Прекраснейший Пирам!" Эй, Питер Пигва! Дудка,
починщик мехов! Рыло, медник! Заморыш! Господи помилуй! Удрали, оставили
меня тут спать одного. Ну и чудной же мне сон приснился! Такой сон мне
приснился, что не хватит ума человеческого объяснить его! Ослом будет тот,
кто станет рассказывать этот сон. Мне снилось, что я был... что у меня
была... Круглым дураком будет тот, кто вздумает сказать, что у меня было.
Глаз человеческий не слыхал, ухо человеческое не видало, рука человеческая
не осилила, сердце бы лопнуло, если бы рассказать, какой мне сон снился. Я
заставлю Пигву написать балладу про этот сон; она будет называться: "Сон
Основы" потому что в ней нет никакой основы. И я ее спою в конце пьесы перед
герцогом. Даже вот что: чтобы вышло полюбезнее, спою ее во время Фисбиной
смерти.




"В сей интермедье решено так было,
Что Стену я представлю, медник Рыло.
Стена такая я, что есть во мне
Дыра, иль щель, иль трещина в стене.
Влюбленные не раз сквозь эту щелку
Все про любовь шептались втихомолку.
Известка с глиной, с камешком должна
Вам показать, что я и есть Стена.
А вот и щель - направо и налево:
Шептаться будут здесь Пирам и дева".




"Не ты ль, Стена, внимала вопль печали,
Что от меня отторжен мой Пирам?
Вишневые уста мои лобзали
Твою известку с глиной пополам".




"Сударыни, в ком нежных чувств излишек
Пугается при виде малых мышек,
Боюсь, чтоб вы не начали кричать,
Коль будет грозный лев при вас рычать.
Но я не лев и не его подруга;
Я лишь столяр; не надобно испуга.
Когда б, как лев, забрался я сюда,
Ведь мне была бы самому беда".




"Ты спишь ли, голубок?
Как! Умер мой дружок?
Проснись! Ты нем иль мертв совсем
И очи тьмой покрыты?
Твоя исчезла красота -
Вишневый нос алее роз,
Твои лилейные уста
И желтые ланиты...
Любовники, стенайте все:
Вот он лежит во всей красе!
Ах, чудный взор его очей
Был зеленее, чем порей.
Прощай, мой ненаглядный!
Вы, три сестры, сюда скорей,
С руками молока белей;
Теперь они у вас в крови:
Вы нить шелковую любви
Порвали беспощадно.
Молчи, язык! К чему тут речь?
Приди сюда, мой верный меч!
Рази скорей - вот грудь моя.




Прощайте, все друзья:
Кончает Фисба жизнь свою, -
Адью, адью, адью!




Ах! Полночь языком своим железным
Двенадцать отсчитала. Спать скорее!
Влюбленные, настал волшебный час.
Боюсь, что утром так же мы проспим,
Как незаметно за ночь засиделись.
Нам пьеса сократила ночи ход.
В постель, друзья, - еще нам две недели
Ночных забав и новых развлечений.




Не думайте. Коль мы не угодим,
Что может быть. У нас желанья мало
Искусством скромным вас занять своим.
Вот нашего конца сейчас начало.
Мы не жалеем своего труда
Вас оскорбить. Не входит в наши цели
Вас развлекать. Явились мы сюда
Не с тем. Чтоб вы об этом пожалели,
Актеры здесь. Их стоит показать,
Чтоб вы узнали все, что надо знать




Коль я не смог вас позабавить,
Легко вам будет все исправить:
Представьте, будто вы заснули
И перед вами сны мелькнули.
И вот, плохому представленью,
Как бы пустому сновиденью,
Вы окажите снисхожденье.
Мы будем благодарны ввек.
Притом клянусь, как честный Пэк,
Что если мы вам угодили
И злобных змей не разбудили,
То лучше все пойдет потом.
Давайте руку мне на том.
Коль мы расстанемся друзьями,
В долгу не буду перед вами.


*****
Перевод Т. Л. Щепкиной-Куперник (1934)
Tags: Культура и искусство, Театр
Subscribe
promo ehidna_mau october 13, 2017 08:03
Buy for 10 tokens
Возможно размещение любой информации, не нарушающей этические нормы и законодательство РФ. Я предполагаю, что все мы взрослые и разумные люди и будем вести себя прилично.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments